msknn.ru

Уголовное преследование умершего недостатки предлагаемых изменений в упк рф

КС РФ ответил на вопросы о расследовании дел против умерших

Формально Суд дать разъяснения отказался. Он отметил, что Магнитская не относится к числу надлежащих заявителей, имеющих право на обращение с ходатайством о разъяснении Постановления. Она не была участницей того разбирательства, а Постановление ей официально не направлялось. Фактически же КС РФ подтвердил: если близкие родственники не хотят закрытия дела против умершего, расследование нужно вести дальше. Если же родные согласны на прекращение дела, продолжение производства возможно, только когда это необходимо для реабилитации умершего:

Опираясь на приведенные правовые позиции, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 14 июля 2011 года № 16-П признал положения пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 УПК Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они в системе действующего правового регулирования позволяют прекратить уголовное дело в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) без согласия его близких родственников (пункт 1 резолютивной части).

Правовые позиции, выраженные Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 14 июля 2011 года № 16-П, с очевидностью позволяют сделать вывод о необходимости продолжения производства по уголовному делу в отношении умершего подозреваемого (обвиняемого), близкие родственники которого возражают против прекращения уголовного дела. В случаях, когда такие возражения родственниками не заявлены, продолжение производства по уголовному делу возможно, если это необходимо для реабилитации умершего. Соответственно, правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации не могут быть использованы для обоснования продолжения органом уголовного преследования производства по уголовному делу, если оно не направлено на реабилитацию умершего подозреваемого (обвиняемого).

Таким образом, Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2011 года № 16-П в том аспекте, в каком его просит разъяснить Н.Н.Магнитская, не требует какого-либо дополнительного истолкования по существу.

Напомним, решение Конституционного Суда окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Об этом говорится в статьях 79 и 80 Закона «О Конституционном Суде». Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. Правительство не позднее трех месяцев после опубликования решения КС РФ вносит в Госдуму изменения или дополнения в закон, признанный неконституционным. Подобные законопроекты рассматриваются во внеочередном порядке.

КС РФ ответил на вопросы о расследовании дел против умерших

Формально Суд дать разъяснения отказался. Он отметил, что Магнитская не относится к числу надлежащих заявителей, имеющих право на обращение с ходатайством о разъяснении Постановления. Она не была участницей того разбирательства, а Постановление ей официально не направлялось. Фактически же КС РФ подтвердил: если близкие родственники не хотят закрытия дела против умершего, расследование нужно вести дальше. Если же родные согласны на прекращение дела, продолжение производства возможно, только когда это необходимо для реабилитации умершего:

Опираясь на приведенные правовые позиции, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 14 июля 2011 года № 16-П признал положения пункта 4 части первой статьи 24 и пункта 1 статьи 254 УПК Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они в системе действующего правового регулирования позволяют прекратить уголовное дело в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) без согласия его близких родственников (пункт 1 резолютивной части).

Правовые позиции, выраженные Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 14 июля 2011 года № 16-П, с очевидностью позволяют сделать вывод о необходимости продолжения производства по уголовному делу в отношении умершего подозреваемого (обвиняемого), близкие родственники которого возражают против прекращения уголовного дела. В случаях, когда такие возражения родственниками не заявлены, продолжение производства по уголовному делу возможно, если это необходимо для реабилитации умершего. Соответственно, правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации не могут быть использованы для обоснования продолжения органом уголовного преследования производства по уголовному делу, если оно не направлено на реабилитацию умершего подозреваемого (обвиняемого).

Таким образом, Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2011 года № 16-П в том аспекте, в каком его просит разъяснить Н.Н.Магнитская, не требует какого-либо дополнительного истолкования по существу.

Напомним, решение Конституционного Суда окончательно, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Об этом говорится в статьях 79 и 80 Закона «О Конституционном Суде». Акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу. Правительство не позднее трех месяцев после опубликования решения КС РФ вносит в Госдуму изменения или дополнения в закон, признанный неконституционным. Подобные законопроекты рассматриваются во внеочередном порядке.

Правовая неопределенность прекращения уголовного дела по основанию смерти лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления

Как известно, уголовно-процессуальное законодательство содержит положение, согласно которому смерть подозреваемого или обвиняемого служит основанием отказа в возбуждении или прекращения уголовного дела (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ). На первый взгляд, правило разумное и непротиворечивое, поскольку привлечение к уголовной ответственности умершего лица воспринимается сегодня как акт противоестественный, не укладывающийся в традиционное правовое, да и в целом нравственное мировоззрение современного человека. Однако при более глубоком анализе данной нормы, соотношении ее с правовыми принципами, а также при обращении к опыту правоприменения на поверхность юридической теории и практики проступает целый ряд спорных вопросов, решение которых оказывается крайне неоднозначным и затруднительным.

Конституционный Суд РФ в очередной раз признал не соответствующими Конституции РФ две взаимосвязанные правовые нормы УПК РФ. Речь идет о п. 4 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ст. 254 УПК РФ. Они признаны противоречащими Конституции РФ, поскольку позволяют органам расследования и суду прекратить уголовное дело в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) без согласия его близких родственников.

Содержательный недостаток этих норм УПК РФ заключается не только в том, что их неопределенность позволяет органам расследования и суду прекращать уголовные дела в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого без согласия родственников. Хотя уже и одно это является грубым нарушением законных интересов лиц — родственников обвиняемых или подозреваемых. Но правовая неопределенность этих норм позволяет органам расследования и суду прекращать уголовное дело и тогда, когда виновность таких обвиняемых (подозреваемых) еще не установлена, когда возможно нет еще для этого достаточных доказательств. То есть данные нормы не обеспечивают и выполнение назначения уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ) — защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения.

В чем правовая неопределенность рассматриваемых норм УПК РФ? Пункт 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ предусматривает, что уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению при наличии такового основания, как «смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего». А п. 1 ст. 254 УПК РФ предоставляет право суду прекратить уголовное дело, если есть основание, предусмотренное п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Правовая неопределенность рассматриваемого положения ст. 24 УПК РФ заключается в том, что в ней не установлено, кто определяет по таким уголовным делам необходимость (возможность) реабилитации умершего.

А правовая неопределенность является благодатной почвой для различных злоупотреблений, нарушения прав личности.

Вообще-то производство по уголовному делу в полном объеме, если установлено, что преступление совершил умерший подозреваемый или обвиняемый, не имеет смысла, так как уголовную ответственность в этом случае нести некому. Но это только в том случае, когда виновность умершего доказана, установлена. Чтобы это основание прекращения уголовного дела применялось обоснованно, необходимы правовые гарантии, основной из которых является право родственников требовать производства по такому делу в полном объеме до окончательного решения суда. Ведь признать обвиняемого виновным в совершении преступления — исключительное полномочие суда, осуществляющего это в установленном законом порядке (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК РФ).

Рассматриваемое основание прекращения уголовного дела имеется в законодательстве зарубежных стран, существует оно давно и в законодательстве России.

Так, Устав уголовного судопроизводства России 1864 года предусматривал, что «судебное преследование в отношении к уголовной ответственности обвиняемого не может быть возбуждено, а начатое подлежит прекращению за смертью обвиняемого» (п. 1 ст. 16). Однако применение такого законодательного решения не могло породить сложностей, поскольку по действовавшему тогда законодательству прекращал производство по делу суд. В ст. 277 УУС говорилось, что производство следствия может быть прекращено только судом. Когда судебный следователь не найдет оснований продолжать следствие, то, приостановив производство, испрашивает на прекращение дела разрешение суда через прокурора.

В уголовно-процессуальных кодексах Советской России тоже было такое основание прекращения дела. В п. 8 ст. 5 УПК РСФСР 1960 года говорилось, что уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению в отношении умершего, за исключением случаев, когда производство по делу необходимо для реабилитации умершего или возобновления дела в отношении других лиц по вновь открывшимся обстоятельствам. У органов расследования и суда не возникало сложностей с применением этого основания, поскольку презумпция невиновности обвиняемого тогда в законодательстве России не была закреплена и в практике досудебного производства фактически не применялась.

Из советского Уголовно-процессуального кодекса практически в неизменном виде перекочевала эта формулировка основания прекращения уголовного дела в УПК РФ 2001 года. При этом разработчики нового российского УПК РФ оставили открытым вопрос о том, а кто же и как определяет необходимость продолжения предварительного расследования или судебного разбирательства для реабилитации умершего. То есть правовая неопределенность этой нормы не была устранена, не были предусмотрены гарантии обоснованного ее применения, гарантии прав и законных интересов лиц, причастных к такому производству по делу, заинтересованных в его исходе.

Конституционный Суд РФ в упомянутом нами Постановлении справедливо отметил в описательно-мотивировочной части, что УПК РФ не предоставляет каким бы то ни было лицам правомочий по защите прав умершего подозреваемого или обвиняемого.

И действительно, в случае смерти потерпевшего права его по уголовному делу переходят к одному из его близких родственников (п. 8 ст. 42 УПК РФ). Но если умер подозреваемый или обвиняемый, то их право возражать против прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям (ч. 2 ст. 27 УПК РФ) сторона защиты по действующему закону использовать не может. Разве это не явное нарушение равенства сторон в уголовном процессе?

Следует поддержать точку зрения Ю.А. Ляхова, что право возражать против прекращения уголовного дела по не реабилитирующим основаниям, как и право обжаловать действия и решения органа расследования, прокурора и суда, обжаловать приговор суда должны иметь родственники умерших подозреваемых или обвиняемых. Это должно быть закреплено в ст. 46 УПК РФ о подозреваемом и в ст. 47 УПК РФ об обвиняемом.

При приведении в соответствие с Конституцией РФ п. 4 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ст. 254 УПК РФ встанет вопрос о том, каких родственников умерших подозреваемых или обвиняемых следует наделить правами по защите прав и законных интересов умерших, их чести и достоинства. Действующий УПК РФ предусматривает три категории возможных участников процесса — близкие родственники (п. 4 ст. 5), родственники (п. 38 ст. 5) и близкие лица (п. 3 ст. 5). Представляется, что максимально широкий охват лиц, которым законодатель предоставит рассматриваемые права, будет обоснованным и не вызовет затруднений при реализации такого правового положения на практике. Попутно следует заметить, что в УПК РФ близкие лица почему-то определяются только по их отношению к потерпевшим и свидетелям. Несомненно, в этом п. 3 ст. 5 УПК РФ следует назвать и подозреваемых, и обвиняемых.

Подводя итог изложенному, можно предложить следующую измененную формулировку п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ: «Смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего, которая возможна, по мнению органов расследования, прокуратуры и суда или близких родственников, родственников и близких лиц умершего». Правовая неопределенность рассматриваемой нормы УПК РФ будет устранена.

Правовая неопределенность прекращения уголовного дела по основанию смерти лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления

Как известно, уголовно-процессуальное законодательство содержит положение, согласно которому смерть подозреваемого или обвиняемого служит основанием отказа в возбуждении или прекращения уголовного дела (п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ). На первый взгляд, правило разумное и непротиворечивое, поскольку привлечение к уголовной ответственности умершего лица воспринимается сегодня как акт противоестественный, не укладывающийся в традиционное правовое, да и в целом нравственное мировоззрение современного человека. Однако при более глубоком анализе данной нормы, соотношении ее с правовыми принципами, а также при обращении к опыту правоприменения на поверхность юридической теории и практики проступает целый ряд спорных вопросов, решение которых оказывается крайне неоднозначным и затруднительным.

Конституционный Суд РФ в очередной раз признал не соответствующими Конституции РФ две взаимосвязанные правовые нормы УПК РФ. Речь идет о п. 4 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ст. 254 УПК РФ. Они признаны противоречащими Конституции РФ, поскольку позволяют органам расследования и суду прекратить уголовное дело в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) без согласия его близких родственников.

Содержательный недостаток этих норм УПК РФ заключается не только в том, что их неопределенность позволяет органам расследования и суду прекращать уголовные дела в связи со смертью подозреваемого или обвиняемого без согласия родственников. Хотя уже и одно это является грубым нарушением законных интересов лиц — родственников обвиняемых или подозреваемых. Но правовая неопределенность этих норм позволяет органам расследования и суду прекращать уголовное дело и тогда, когда виновность таких обвиняемых (подозреваемых) еще не установлена, когда возможно нет еще для этого достаточных доказательств. То есть данные нормы не обеспечивают и выполнение назначения уголовного судопроизводства (ст. 6 УПК РФ) — защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения.

В чем правовая неопределенность рассматриваемых норм УПК РФ? Пункт 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ предусматривает, что уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению при наличии такового основания, как «смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего». А п. 1 ст. 254 УПК РФ предоставляет право суду прекратить уголовное дело, если есть основание, предусмотренное п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Правовая неопределенность рассматриваемого положения ст. 24 УПК РФ заключается в том, что в ней не установлено, кто определяет по таким уголовным делам необходимость (возможность) реабилитации умершего.

А правовая неопределенность является благодатной почвой для различных злоупотреблений, нарушения прав личности.

Вообще-то производство по уголовному делу в полном объеме, если установлено, что преступление совершил умерший подозреваемый или обвиняемый, не имеет смысла, так как уголовную ответственность в этом случае нести некому. Но это только в том случае, когда виновность умершего доказана, установлена. Чтобы это основание прекращения уголовного дела применялось обоснованно, необходимы правовые гарантии, основной из которых является право родственников требовать производства по такому делу в полном объеме до окончательного решения суда. Ведь признать обвиняемого виновным в совершении преступления — исключительное полномочие суда, осуществляющего это в установленном законом порядке (ст. 49 Конституции РФ, ст. 14 УПК РФ).

Рассматриваемое основание прекращения уголовного дела имеется в законодательстве зарубежных стран, существует оно давно и в законодательстве России.

Так, Устав уголовного судопроизводства России 1864 года предусматривал, что «судебное преследование в отношении к уголовной ответственности обвиняемого не может быть возбуждено, а начатое подлежит прекращению за смертью обвиняемого» (п. 1 ст. 16). Однако применение такого законодательного решения не могло породить сложностей, поскольку по действовавшему тогда законодательству прекращал производство по делу суд. В ст. 277 УУС говорилось, что производство следствия может быть прекращено только судом. Когда судебный следователь не найдет оснований продолжать следствие, то, приостановив производство, испрашивает на прекращение дела разрешение суда через прокурора.

В уголовно-процессуальных кодексах Советской России тоже было такое основание прекращения дела. В п. 8 ст. 5 УПК РСФСР 1960 года говорилось, что уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению в отношении умершего, за исключением случаев, когда производство по делу необходимо для реабилитации умершего или возобновления дела в отношении других лиц по вновь открывшимся обстоятельствам. У органов расследования и суда не возникало сложностей с применением этого основания, поскольку презумпция невиновности обвиняемого тогда в законодательстве России не была закреплена и в практике досудебного производства фактически не применялась.

Из советского Уголовно-процессуального кодекса практически в неизменном виде перекочевала эта формулировка основания прекращения уголовного дела в УПК РФ 2001 года. При этом разработчики нового российского УПК РФ оставили открытым вопрос о том, а кто же и как определяет необходимость продолжения предварительного расследования или судебного разбирательства для реабилитации умершего. То есть правовая неопределенность этой нормы не была устранена, не были предусмотрены гарантии обоснованного ее применения, гарантии прав и законных интересов лиц, причастных к такому производству по делу, заинтересованных в его исходе.

Конституционный Суд РФ в упомянутом нами Постановлении справедливо отметил в описательно-мотивировочной части, что УПК РФ не предоставляет каким бы то ни было лицам правомочий по защите прав умершего подозреваемого или обвиняемого.

И действительно, в случае смерти потерпевшего права его по уголовному делу переходят к одному из его близких родственников (п. 8 ст. 42 УПК РФ). Но если умер подозреваемый или обвиняемый, то их право возражать против прекращения уголовного дела по нереабилитирующим основаниям (ч. 2 ст. 27 УПК РФ) сторона защиты по действующему закону использовать не может. Разве это не явное нарушение равенства сторон в уголовном процессе?

Следует поддержать точку зрения Ю.А. Ляхова, что право возражать против прекращения уголовного дела по не реабилитирующим основаниям, как и право обжаловать действия и решения органа расследования, прокурора и суда, обжаловать приговор суда должны иметь родственники умерших подозреваемых или обвиняемых. Это должно быть закреплено в ст. 46 УПК РФ о подозреваемом и в ст. 47 УПК РФ об обвиняемом.

При приведении в соответствие с Конституцией РФ п. 4 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ст. 254 УПК РФ встанет вопрос о том, каких родственников умерших подозреваемых или обвиняемых следует наделить правами по защите прав и законных интересов умерших, их чести и достоинства. Действующий УПК РФ предусматривает три категории возможных участников процесса — близкие родственники (п. 4 ст. 5), родственники (п. 38 ст. 5) и близкие лица (п. 3 ст. 5). Представляется, что максимально широкий охват лиц, которым законодатель предоставит рассматриваемые права, будет обоснованным и не вызовет затруднений при реализации такого правового положения на практике. Попутно следует заметить, что в УПК РФ близкие лица почему-то определяются только по их отношению к потерпевшим и свидетелям. Несомненно, в этом п. 3 ст. 5 УПК РФ следует назвать и подозреваемых, и обвиняемых.

Подводя итог изложенному, можно предложить следующую измененную формулировку п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ: «Смерть подозреваемого или обвиняемого, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего, которая возможна, по мнению органов расследования, прокуратуры и суда или близких родственников, родственников и близких лиц умершего». Правовая неопределенность рассматриваемой нормы УПК РФ будет устранена.

В УПК появится новая глава об умерших до завершения следствия

Уголовное преследование умершего недостатки предлагаемых изменений в упк рф - картинка 6

В Уголовно-процессуальном кодексе РФ в скором времени может появиться новая глава о порядке производства по уголовному делу в случае смерти обвиняемого, подозреваемого, лица, подлежавшего привлечению к уголовной ответственности. Сегодня Госдума приняла соответствующий законопроект в первом чтении.

Правительство предложило Госдуме скорректировать 10 статей УПК, а также дополнить кодекс отдельной новой главой 51 1 «Производство по уголовным делам в отношении умершего обвиняемого, подозреваемого, лица, подлежавшего привлечению к уголовной ответственности». Проектом запрещается прекращение уголовного дела в связи со смертью обвиняемого, подозреваемого, если его близкие родственники возражают против этого.

В случае смерти обвиняемого, подозреваемого, в зависимости от того, на каком этапе следствия он погиб, суд, следователь или дознаватель будут обязаны уведомить близких родственников умершего об их праве подать заявление о несогласии с прекращением уголовного дела или с отказом в возбуждении уголовного дела. Такое заявление родственники умершего, желающие отстоять его доброе имя, будут обязаны написать в течение пяти суток после получения уведомления следователя. Если их просьба будет удовлетворена, то их привлекут в процесс в качестве представителей обвиняемого, отказ следователя можно будет обжаловать в суде. После окончания судебного разбирательства, которое проводится в обычном порядке, суд вынесет решение: оправдательный приговор, если умерший признан невиновным, либо прекратить дело, если будет доказано, что преступление совершил умерший обвиняемый или подозреваемый.

За принятие документа проголосовали 444 депутата.

С текстом законопроекта № 180771-6 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (в части уточнения порядка производства по уголовному делу в случае смерти обвиняемого, подозреваемого, лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности)» можно ознакомиться в СПС Право.Ru» здесь.

В УПК появится новая глава об умерших до завершения следствия

Уголовное преследование умершего недостатки предлагаемых изменений в упк рф - картинка 6

В Уголовно-процессуальном кодексе РФ в скором времени может появиться новая глава о порядке производства по уголовному делу в случае смерти обвиняемого, подозреваемого, лица, подлежавшего привлечению к уголовной ответственности. Сегодня Госдума приняла соответствующий законопроект в первом чтении.

Правительство предложило Госдуме скорректировать 10 статей УПК, а также дополнить кодекс отдельной новой главой 51 1 «Производство по уголовным делам в отношении умершего обвиняемого, подозреваемого, лица, подлежавшего привлечению к уголовной ответственности». Проектом запрещается прекращение уголовного дела в связи со смертью обвиняемого, подозреваемого, если его близкие родственники возражают против этого.

В случае смерти обвиняемого, подозреваемого, в зависимости от того, на каком этапе следствия он погиб, суд, следователь или дознаватель будут обязаны уведомить близких родственников умершего об их праве подать заявление о несогласии с прекращением уголовного дела или с отказом в возбуждении уголовного дела. Такое заявление родственники умершего, желающие отстоять его доброе имя, будут обязаны написать в течение пяти суток после получения уведомления следователя. Если их просьба будет удовлетворена, то их привлекут в процесс в качестве представителей обвиняемого, отказ следователя можно будет обжаловать в суде. После окончания судебного разбирательства, которое проводится в обычном порядке, суд вынесет решение: оправдательный приговор, если умерший признан невиновным, либо прекратить дело, если будет доказано, что преступление совершил умерший обвиняемый или подозреваемый.

За принятие документа проголосовали 444 депутата.

С текстом законопроекта № 180771-6 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (в части уточнения порядка производства по уголовному делу в случае смерти обвиняемого, подозреваемого, лица, подлежащего привлечению к уголовной ответственности)» можно ознакомиться в СПС Право.Ru» здесь.

Добавить комментарий

Your Header Sidebar area is currently empty. Hurry up and add some widgets.