msknn.ru

Права и обязанности прокурора в уголовном процессе

Прокурор в уголовном процессе. Основные направления деятельности, права и обязанности.

Прокурорявляется должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия (ч. 1 ст. 37 УПК РФ).

Пункт 31 ст. 5 УПК к прокурорам относит Генерального прокурора РФ и подчиненных ему прокуроров, их заместителей и иных должностных лиц органов прокуратуры, участвующих в уголовном судопроизводстве и наделенных соответствующими полномочиями федеральным законом о прокуратуре. Ст. 54 указанного Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» под прокурором понимает Генерального прокурора РФ, его советников, старших помощников, помощников и помощников по особым поручениям, заместителей Генерального прокурора РФ, их помощников по особым поручениям, заместителей, старших помощников и помощников Главного военного прокурора всех нижестоящих прокуроров и их заместителей, помощников прокуроров по особым поручениям, старших помощников и помощников прокуроров, старших прокуроров и прокуроров.

Несмотря на отнесение прокурора к числу участников на стороне обвинения, круг его полномочий не ограничивается собственно уголовным преследованием — в деятельности прокурора также находит свое выражение функция прокуратуры по надзору за законностью. Если уголовное преследование является одной из трех основных процессуальных функций, то прокурорский надзор есть проявление конституционно-правовой функции прокуратуры по надзору за соблюдением законов.

Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» в ч. 2 ст. 1 устанавливает, что одной из отраслей прокурорского надзора является надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие. Согласно ст. 29 названного Закона предметом данной отрасли надзора является соблюдение прав и свобод человека и гражданина, установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, выполнения оперативно-розыскных мероприятий и проведения расследования, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие.

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» регулирующей полномочия прокурора по надзору за соблюдением законов органами, такую деятельность осуществляющими. Таким образом, прокурор, надзирая за исполнением законов органами, ведущими предварительное расследование, осуществляет не что иное, как уголовно-процессуальную деятельность, урегулированную нормами УПК.

28. Правовое положение, права и обязанности следователя. Процессуальная самостоятельность и профессионализм следователя. Руководитель следственного органа. Начальник подразделения дознания.

Следователь является одним из основных участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Именно на него возложена важная задача возбуждения уголовных дел при обнаружении признаков преступлений, осуществления предварительного расследования и подготовки материалов уголовного дела, с тем чтобы суд имел возможность вынести по данному уголовному делу законный, обоснованный и справедливый приговор.

Законодатель наделил следователя широким спектром полномочий, соответствующим его действительно важной роли в досудебном процессе. Вместе с тем следователь – это не единственный участник уголовного судопроизводства, осуществляющий свои полномочия на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Весьма важное значение имеет не только реализация следователем своих полномочий, но и его взаимодействие с иными органами и должностными лицами (судом, прокурором, руководителем следственного органа). Именно в таком взаимодействии и проявляется процессуальная самостоятельность следователя как лица, ответственного за ход и результаты своей деятельности.

Каждый следователь обязан руководствоваться предписаниями законодателя (ст. 6 УПК РФ (1)) о содержании и направлениях его деятельности.

Руководитель следственного органа —должностное лицо, возглавляющее соответствующее следственное подразделение, а также его заместитель (п. 38.1 ст. 5 УПК).

Полномочия:1) поручать производство предварительного следствия следователю либо нескольким следователям, а также изымать уголовное дело у следователя и передавать его другому следователю, создавать следственную группу, изменять ее состав либо принимать уголовное дело к своему производству (в этом случае он обладает правами следователя);2) проверять материалы уголовного дела, отменять незаконные или необоснованные постановления следователя;3) давать следователю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения;4) давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения;

Начальник подразделения дознания — это должностное лицо органа дознания, возглавляющее соответствующее специализированное подразделение, которое осуществляет предварительное расследование в форме дознания, а также его заместитель. Иначе говоря, процессуальным статусом начальника подразделения дознания наделен руководитель управления, отдела, отделения дознания, группы дознавателей органа внутренних дел, таможенного органа, органа по контролю за оборотом наркотиков и т.п., а равно каждый из имеющихся у него заместителей, действующие в пределах своей компетенции.

Прокурор в уголовном процессе. Основные направления деятельности, права и обязанности.

Прокурорявляется должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия (ч. 1 ст. 37 УПК РФ).

Пункт 31 ст. 5 УПК к прокурорам относит Генерального прокурора РФ и подчиненных ему прокуроров, их заместителей и иных должностных лиц органов прокуратуры, участвующих в уголовном судопроизводстве и наделенных соответствующими полномочиями федеральным законом о прокуратуре. Ст. 54 указанного Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» под прокурором понимает Генерального прокурора РФ, его советников, старших помощников, помощников и помощников по особым поручениям, заместителей Генерального прокурора РФ, их помощников по особым поручениям, заместителей, старших помощников и помощников Главного военного прокурора всех нижестоящих прокуроров и их заместителей, помощников прокуроров по особым поручениям, старших помощников и помощников прокуроров, старших прокуроров и прокуроров.

Несмотря на отнесение прокурора к числу участников на стороне обвинения, круг его полномочий не ограничивается собственно уголовным преследованием — в деятельности прокурора также находит свое выражение функция прокуратуры по надзору за законностью. Если уголовное преследование является одной из трех основных процессуальных функций, то прокурорский надзор есть проявление конституционно-правовой функции прокуратуры по надзору за соблюдением законов.

Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» в ч. 2 ст. 1 устанавливает, что одной из отраслей прокурорского надзора является надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие. Согласно ст. 29 названного Закона предметом данной отрасли надзора является соблюдение прав и свобод человека и гражданина, установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, выполнения оперативно-розыскных мероприятий и проведения расследования, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие.

Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» регулирующей полномочия прокурора по надзору за соблюдением законов органами, такую деятельность осуществляющими. Таким образом, прокурор, надзирая за исполнением законов органами, ведущими предварительное расследование, осуществляет не что иное, как уголовно-процессуальную деятельность, урегулированную нормами УПК.

28. Правовое положение, права и обязанности следователя. Процессуальная самостоятельность и профессионализм следователя. Руководитель следственного органа. Начальник подразделения дознания.

Следователь является одним из основных участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Именно на него возложена важная задача возбуждения уголовных дел при обнаружении признаков преступлений, осуществления предварительного расследования и подготовки материалов уголовного дела, с тем чтобы суд имел возможность вынести по данному уголовному делу законный, обоснованный и справедливый приговор.

Законодатель наделил следователя широким спектром полномочий, соответствующим его действительно важной роли в досудебном процессе. Вместе с тем следователь – это не единственный участник уголовного судопроизводства, осуществляющий свои полномочия на стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования. Весьма важное значение имеет не только реализация следователем своих полномочий, но и его взаимодействие с иными органами и должностными лицами (судом, прокурором, руководителем следственного органа). Именно в таком взаимодействии и проявляется процессуальная самостоятельность следователя как лица, ответственного за ход и результаты своей деятельности.

Каждый следователь обязан руководствоваться предписаниями законодателя (ст. 6 УПК РФ (1)) о содержании и направлениях его деятельности.

Руководитель следственного органа —должностное лицо, возглавляющее соответствующее следственное подразделение, а также его заместитель (п. 38.1 ст. 5 УПК).

Полномочия:1) поручать производство предварительного следствия следователю либо нескольким следователям, а также изымать уголовное дело у следователя и передавать его другому следователю, создавать следственную группу, изменять ее состав либо принимать уголовное дело к своему производству (в этом случае он обладает правами следователя);2) проверять материалы уголовного дела, отменять незаконные или необоснованные постановления следователя;3) давать следователю указания о направлении расследования, производстве отдельных следственных действий, привлечении лица в качестве обвиняемого, об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения, о квалификации преступления и об объеме обвинения;4) давать согласие следователю на возбуждение перед судом ходатайства об избрании, о продлении, об отмене или изменении меры пресечения либо о производстве иного процессуального действия, которое допускается на основании судебного решения;

Начальник подразделения дознания — это должностное лицо органа дознания, возглавляющее соответствующее специализированное подразделение, которое осуществляет предварительное расследование в форме дознания, а также его заместитель. Иначе говоря, процессуальным статусом начальника подразделения дознания наделен руководитель управления, отдела, отделения дознания, группы дознавателей органа внутренних дел, таможенного органа, органа по контролю за оборотом наркотиков и т.п., а равно каждый из имеющихся у него заместителей, действующие в пределах своей компетенции.

Права и обязанности прокурора

В уголовном процессе прокурор возбуждает уголовное дело (ст. 22Федерального закона “О прокуратуре Российской Федерации”), надзирает за исполнением законов органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие, а также за соблюдением уголовно-процессуального закона администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу. Помимо этого прокурор осуществляет уголовное преследование в соответствии с полномочиями, установленными уголовно-процессуальным законодательством РФ, и участвует в рассмотрении дел судами, вносит представления на противоречащие закону решения, приговоры, определения и постановления судов.

Общие права, прокурора:

1) осуществлять уголовное преследование (ч. ч. 1 и 3 ст. 21 УПК РФ);

2) собирать доказательства (ч. 1 ст. 86 УПК РФ);

3) заявлять отводы (ч. 1 ст. 64 УПК РФ);

4) иные общие полномочия.

Общие обязанности прокурора:

1) устраниться от участия в производстве по уголовному делу, при наличии оснований для отвода (ч. 1 ст. 62 УПК РФ);

2) оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, ос-нованному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств,руководствуясь при этом законом и совестью (ч. 1 ст. 17 УПК РФ);

3) выносить законные, обоснованные и мотивированные постановления;

4) иные общие обязанности.

1) получить копию постановления судьи:

а) о направлении уголовного дела по подсудности,

б) о назначении предварительного слушания,

в) о назначении судебного заседания (ч. 1 ст. 227 УПК РФ);

г) о прекращении уголовного дела на стадии подготовки к судебному заседанию (ч. 4 ст. 239 УПК РФ);

2) знакомиться с материалами дела (ч. 4 ст. 246 УПК РФ);

3) иметь время, необходимое для подготовки к участию в судебном разбирательстве (ч. 4 ст. 246 УПК РФ);

4) участвовать в судебном разбирательстве (ч. 1 ст. 246 УПК РФ);

5) поддерживать перед судом государственное обвинение (ч. 4 ст. 246 УПК РФ);

6) отказаться в порядке и по основаниям, установленным УПК РФ, от осуществления уголовного преследования (ч. 5 ст. 37 УПК РФ), от обвинения (ч. 7 ст. 246 УПК РФ);

7) изменять обвинение в сторону смягчения в ходе предварительного слушания (ч. 5 ст. 236 УПК РФ), а также во время судебного разбирательства вплоть до до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора (ч. 8 ст. 246 УПК РФ);

8) заявлять ходатайства (ст. 230 УПК РФ);

9) в начале судебного следствия по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения изложить предъявленное подсудимому обвинение (ч. 1 ст. 273 УПК РФ);

10) представлять доказательства (ч. 5 ст. 246 УПК РФ);

11) участвовать в исследовании доказательств (ч. 5 ст. 246 УПК РФ);.

12) излагать суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства (ч. 5 ст. 246 УПК РФ);

13) участвовать в прениях сторон (ст. 292 УПК РФ);

14) высказывать суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания (ч. 5 ст. 246 УПК РФ);

15) знакомится с протоколом судебного заседания (ч. 7 ст. 259 УПК РФ).

Прокурор имеет и иные обязанности:

1) участвовать в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения (ч. 2 ст. 246 УПК РФ);

2) подчиняться законным распоряжениям председательствующего в судебном заседании;

3) отказаться от обвинения и изложить суду мотивы отказа,

4) опровергать доводы, представленные стороной защиты, при рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований УПК РФ (ч. 4 ст. 235 УПК РФ);

5) предъявить или поддержать предъявленный потерпевшим гражданский иск, если этого требует охрана прав граждан, общественных или государственных интересов (ч. 6 ст. 246 УПК РФ);

6) выполнять иные предусмотренные законом обязанности.

Права и обязанности прокурора

В уголовном процессе прокурор возбуждает уголовное дело (ст. 22Федерального закона “О прокуратуре Российской Федерации”), надзирает за исполнением законов органами, осуществляющими дознание и предварительное следствие, а также за соблюдением уголовно-процессуального закона администрациями мест содержания задержанных и заключенных под стражу. Помимо этого прокурор осуществляет уголовное преследование в соответствии с полномочиями, установленными уголовно-процессуальным законодательством РФ, и участвует в рассмотрении дел судами, вносит представления на противоречащие закону решения, приговоры, определения и постановления судов.

Общие права, прокурора:

1) осуществлять уголовное преследование (ч. ч. 1 и 3 ст. 21 УПК РФ);

2) собирать доказательства (ч. 1 ст. 86 УПК РФ);

3) заявлять отводы (ч. 1 ст. 64 УПК РФ);

4) иные общие полномочия.

Общие обязанности прокурора:

1) устраниться от участия в производстве по уголовному делу, при наличии оснований для отвода (ч. 1 ст. 62 УПК РФ);

2) оценивать доказательства по своему внутреннему убеждению, ос-нованному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств,руководствуясь при этом законом и совестью (ч. 1 ст. 17 УПК РФ);

3) выносить законные, обоснованные и мотивированные постановления;

4) иные общие обязанности.

1) получить копию постановления судьи:

а) о направлении уголовного дела по подсудности,

б) о назначении предварительного слушания,

в) о назначении судебного заседания (ч. 1 ст. 227 УПК РФ);

г) о прекращении уголовного дела на стадии подготовки к судебному заседанию (ч. 4 ст. 239 УПК РФ);

2) знакомиться с материалами дела (ч. 4 ст. 246 УПК РФ);

3) иметь время, необходимое для подготовки к участию в судебном разбирательстве (ч. 4 ст. 246 УПК РФ);

4) участвовать в судебном разбирательстве (ч. 1 ст. 246 УПК РФ);

5) поддерживать перед судом государственное обвинение (ч. 4 ст. 246 УПК РФ);

6) отказаться в порядке и по основаниям, установленным УПК РФ, от осуществления уголовного преследования (ч. 5 ст. 37 УПК РФ), от обвинения (ч. 7 ст. 246 УПК РФ);

7) изменять обвинение в сторону смягчения в ходе предварительного слушания (ч. 5 ст. 236 УПК РФ), а также во время судебного разбирательства вплоть до до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора (ч. 8 ст. 246 УПК РФ);

8) заявлять ходатайства (ст. 230 УПК РФ);

9) в начале судебного следствия по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения изложить предъявленное подсудимому обвинение (ч. 1 ст. 273 УПК РФ);

10) представлять доказательства (ч. 5 ст. 246 УПК РФ);

11) участвовать в исследовании доказательств (ч. 5 ст. 246 УПК РФ);.

12) излагать суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства (ч. 5 ст. 246 УПК РФ);

13) участвовать в прениях сторон (ст. 292 УПК РФ);

14) высказывать суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания (ч. 5 ст. 246 УПК РФ);

15) знакомится с протоколом судебного заседания (ч. 7 ст. 259 УПК РФ).

Прокурор имеет и иные обязанности:

1) участвовать в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения (ч. 2 ст. 246 УПК РФ);

2) подчиняться законным распоряжениям председательствующего в судебном заседании;

3) отказаться от обвинения и изложить суду мотивы отказа,

4) опровергать доводы, представленные стороной защиты, при рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований УПК РФ (ч. 4 ст. 235 УПК РФ);

5) предъявить или поддержать предъявленный потерпевшим гражданский иск, если этого требует охрана прав граждан, общественных или государственных интересов (ч. 6 ст. 246 УПК РФ);

6) выполнять иные предусмотренные законом обязанности.

Процессуальный статус прокурора в уголовном судопроизводстве (А. Пиюк, «Законность», N 6, июнь 2012 г.)

Процессуальный статус прокурора в уголовном судопроизводстве

С момента принятия УПК РФ не прекращаются споры по поводу функций и полномочий, которые реализуют субъекты уголовного судопроизводства, наделённые государственно-властными полномочиями. Как известно, ч. 2 ст. 15 УПК устанавливает, что функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела не могут быть возложены на один и тот же орган либо одно и то же должностное лицо.

Прокурор отнесён к стороне обвинения, а ст. 37 УПК, закрепляющая его полномочия в уголовном процессе, находится в гл. 6, посвящённой регламентации деятельности участников судопроизводства со стороны обвинения. При этом очевидно, что прокурор, помимо функции обвинения, выполняет ещё и функцию надзора за органами предварительного расследования, за законностью и обоснованностью ограничения прав и свобод лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, что прямо установлено ч. 1 ст. 37 УПК.

В период после принятия УПК отмечалось, что принцип разделения процессуальных функций и возложение их на различные органы не соответствует объективным реалиям и основан на доктринальных воззрениях отдельных, хотя и очень авторитетных, правоведов прошлого*(1).

Это мнение представляется верным. М. Строгович, чья докторская диссертация «Природа советского уголовного процесса и принцип состязательности» была опубликована в СССР в период массовых репрессий 1939 г., определял состязательность как такое построение судебного разбирательства, где обвинение отделено от суда, решающего дело, и в котором обвинение и защита осуществляются сторонами, наделёнными равными правами для отстаивания своих утверждений и оспаривания утверждений противной стороны*(2). Он же в своей хрестоматийной работе «Курс советского уголовного процесса» также выделял в деятельности участников уголовного судопроизводства те же три функции — обвинения, защиты и разрешения дела*(3).

Как известно, российский уголовный процесс относится к романо-германской правовой семье. Структурной особенностью этого типа процесса является наличие досудебной стадии предварительного расследования, на которой, с соблюдением установленной процессуальной формы, происходит собирание доказательств для последующей их проверки и оценки в судебном заседании сторонами — обвинителем, защитником и судом. В противоположность ему досудебные стадии англо-американского судопроизводства служат лишь для выявления источников доказательств, субъектами уголовно-процессуальной деятельности выявляются свидетели, собираются предметы и документы и т.д. Информация, которую несут в себе эти источники, извлекается и облекается в форму доказательств лишь в суде, с участием тех же субъектов и суда, разрешающего дело.

Очевидно также, что защита как отдельная функция появляется не только при выдвижении формального обвинения, но и в случае появления фигуры подозреваемого и в случае применения к такому лицу каких-либо мер принуждения. Представляется, что лишь с этого момента можно ставить вопрос о наличии в уголовном судопроизводстве сторон, тогда как этап первоначального сбора информации о преступлении всегда, в любой стране, независимо от типа её правовой системы, носит линейный характер, никакого «треугольника процесса» до момента, когда будет собрана достаточная совокупность сведений о совершённом деянии и появится лицо, подозреваемое в его совершении, нет и быть не может в принципе. Если утверждать обратное, тогда логично, чтобы лицо, совершившее преступление (либо просто лицо, которое может быть заподозрено в нём), сразу же после своего реального либо предполагаемого деяния также начинало собирать оправдывающие себя сведения, что выглядит нонсенсом. Орган либо должностное лицо государства (полицейский префект, судебный следователь, следственный судья и т.д.) во всех странах, собрав первоначальный объём информации, определяет судьбу дела, виды решений при этом могут быть различными.

Интересно, что тот же М. Строгович указывал, что в деятельности следователя (также относимого нынешним УПК к стороне обвинения без каких-либо изъятий) сочетаются все три основные процессуальные функции — уголовное преследование, или обвинение, защита и разрешение дела, которые позднее, при рассмотрении дела судом, распределяются между различными субъектами процесса — прокурором, защитником (подсудимым), судом. Он же указывал, что функции обвинения и защиты могут быть выделены в действиях следователя лишь с момента предъявления обвинения*(4).

Абсолютно то же относится к прокурору. Поручая от своего имени поддерживать обвинение в суде, государство, если, конечно, оно «разумное», «правовое», предполагает, что осуществлять эту государственную функцию, функцию власти, лицо, которому она поручена, будет надлежащим образом, объективно и всесторонне, чтобы не только эффективно бороться с преступностью, но и не применять меры уголовной репрессии к невиновному. Вопрос решается именно так, поскольку расследование преступлений и поддержание обвинения — государственные функции, осуществляемые в интересах всего общества. Как известно, процессуальные нормы любого государства независимо от типа его процесса содержат также и правила о прекращении уголовного преследования, закрепляют право граждан на реабилитацию, на получение материального и морального возмещения в связи с необоснованным обвинением.

Конечно же, проблема смешения функций в деятельности органа (должностного лица), поддерживающего обвинение, действительно существует, причём она носит системный характер. Следует она прежде всего из области психологии. Как известно, ещё К. Маркс указывал на сложность сочетания видов деятельности, имеющих противоположную направленность, поскольку это противоречит психологическим законам. Действительно, перестроиться, изменить свою точку зрения чрезвычайно сложно, труднее всего человек расстаётся, как известно, со своими убеждениями и заблуждениями.

Однако всё изложенное не значит, что познающего следует освободить от обязанности производить познание объективно. Независимо от того, к какой стороне декларативно отнесены должностные лица органов уголовного преследования, они должны надлежащим образом, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, а также в соответствии с нормами морали и нравственности осуществлять порученную им деятельность, объективно и беспристрастно собирать, а затем исследовать и оценивать доказательства. Защитник, при современном положении уголовного судопроизводства России, — не альтернатива прокурору и следователю, ставить положение подсудимого (обвиняемого) в зависимость от профессиональных и нравственных качеств лишь одной стороны судебного разбирательства недопустимо.

Как известно, Концепцией судебной реформы, внесённой на рассмотрение Верховного Совета Президентом РСФСР ещё в 1991 г., помимо прочих, в числе основных называлась задача эффективной защиты прав личности и искоренения обвинительного уклона.

Интересно, что ст. 6 УПК РФ назначением уголовного судопроизводства называет лишь защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод, не упоминая об интересах государства и общества по обеспечению правопорядка. Однако даже в ст. 211 УПК РСФСР, действовавшего в иную историческую эпоху и закреплявшего, как принято считать, иные приоритеты, было установлено, что прокурор, помимо привлечения к уголовной ответственности лиц, виновных в совершении преступлений, обязан «строго следить за тем, чтобы ни один гражданин не подвергся незаконному и необоснованному привлечению к уголовной ответственности или иному незаконному ограничению в правах». Представляется, что и в действующем уголовно-процессуальном законе подобная формулировка не была бы лишней.

судья Нижневартовского городского суда

Тюменской области, кандидат юридических наук

«Законность», N 6, июнь 2012 г.

*(1) См., напр.: Головко Л.В. Новый УПК Российской Федерации в контексте сравнительного уголовно-процессуального права. — Государство и право, 2002, N 5, с. 52.

*(2) См.: Строгович М.С. Природа советского уголовного процесса и принцип состязательности. М., 1939, с. 49.

Процессуальный статус прокурора в уголовном судопроизводстве (А. Пиюк, «Законность», N 6, июнь 2012 г.)

Процессуальный статус прокурора в уголовном судопроизводстве

С момента принятия УПК РФ не прекращаются споры по поводу функций и полномочий, которые реализуют субъекты уголовного судопроизводства, наделённые государственно-властными полномочиями. Как известно, ч. 2 ст. 15 УПК устанавливает, что функции обвинения, защиты и разрешения уголовного дела не могут быть возложены на один и тот же орган либо одно и то же должностное лицо.

Прокурор отнесён к стороне обвинения, а ст. 37 УПК, закрепляющая его полномочия в уголовном процессе, находится в гл. 6, посвящённой регламентации деятельности участников судопроизводства со стороны обвинения. При этом очевидно, что прокурор, помимо функции обвинения, выполняет ещё и функцию надзора за органами предварительного расследования, за законностью и обоснованностью ограничения прав и свобод лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, что прямо установлено ч. 1 ст. 37 УПК.

В период после принятия УПК отмечалось, что принцип разделения процессуальных функций и возложение их на различные органы не соответствует объективным реалиям и основан на доктринальных воззрениях отдельных, хотя и очень авторитетных, правоведов прошлого*(1).

Это мнение представляется верным. М. Строгович, чья докторская диссертация «Природа советского уголовного процесса и принцип состязательности» была опубликована в СССР в период массовых репрессий 1939 г., определял состязательность как такое построение судебного разбирательства, где обвинение отделено от суда, решающего дело, и в котором обвинение и защита осуществляются сторонами, наделёнными равными правами для отстаивания своих утверждений и оспаривания утверждений противной стороны*(2). Он же в своей хрестоматийной работе «Курс советского уголовного процесса» также выделял в деятельности участников уголовного судопроизводства те же три функции — обвинения, защиты и разрешения дела*(3).

Как известно, российский уголовный процесс относится к романо-германской правовой семье. Структурной особенностью этого типа процесса является наличие досудебной стадии предварительного расследования, на которой, с соблюдением установленной процессуальной формы, происходит собирание доказательств для последующей их проверки и оценки в судебном заседании сторонами — обвинителем, защитником и судом. В противоположность ему досудебные стадии англо-американского судопроизводства служат лишь для выявления источников доказательств, субъектами уголовно-процессуальной деятельности выявляются свидетели, собираются предметы и документы и т.д. Информация, которую несут в себе эти источники, извлекается и облекается в форму доказательств лишь в суде, с участием тех же субъектов и суда, разрешающего дело.

Очевидно также, что защита как отдельная функция появляется не только при выдвижении формального обвинения, но и в случае появления фигуры подозреваемого и в случае применения к такому лицу каких-либо мер принуждения. Представляется, что лишь с этого момента можно ставить вопрос о наличии в уголовном судопроизводстве сторон, тогда как этап первоначального сбора информации о преступлении всегда, в любой стране, независимо от типа её правовой системы, носит линейный характер, никакого «треугольника процесса» до момента, когда будет собрана достаточная совокупность сведений о совершённом деянии и появится лицо, подозреваемое в его совершении, нет и быть не может в принципе. Если утверждать обратное, тогда логично, чтобы лицо, совершившее преступление (либо просто лицо, которое может быть заподозрено в нём), сразу же после своего реального либо предполагаемого деяния также начинало собирать оправдывающие себя сведения, что выглядит нонсенсом. Орган либо должностное лицо государства (полицейский префект, судебный следователь, следственный судья и т.д.) во всех странах, собрав первоначальный объём информации, определяет судьбу дела, виды решений при этом могут быть различными.

Интересно, что тот же М. Строгович указывал, что в деятельности следователя (также относимого нынешним УПК к стороне обвинения без каких-либо изъятий) сочетаются все три основные процессуальные функции — уголовное преследование, или обвинение, защита и разрешение дела, которые позднее, при рассмотрении дела судом, распределяются между различными субъектами процесса — прокурором, защитником (подсудимым), судом. Он же указывал, что функции обвинения и защиты могут быть выделены в действиях следователя лишь с момента предъявления обвинения*(4).

Абсолютно то же относится к прокурору. Поручая от своего имени поддерживать обвинение в суде, государство, если, конечно, оно «разумное», «правовое», предполагает, что осуществлять эту государственную функцию, функцию власти, лицо, которому она поручена, будет надлежащим образом, объективно и всесторонне, чтобы не только эффективно бороться с преступностью, но и не применять меры уголовной репрессии к невиновному. Вопрос решается именно так, поскольку расследование преступлений и поддержание обвинения — государственные функции, осуществляемые в интересах всего общества. Как известно, процессуальные нормы любого государства независимо от типа его процесса содержат также и правила о прекращении уголовного преследования, закрепляют право граждан на реабилитацию, на получение материального и морального возмещения в связи с необоснованным обвинением.

Конечно же, проблема смешения функций в деятельности органа (должностного лица), поддерживающего обвинение, действительно существует, причём она носит системный характер. Следует она прежде всего из области психологии. Как известно, ещё К. Маркс указывал на сложность сочетания видов деятельности, имеющих противоположную направленность, поскольку это противоречит психологическим законам. Действительно, перестроиться, изменить свою точку зрения чрезвычайно сложно, труднее всего человек расстаётся, как известно, со своими убеждениями и заблуждениями.

Однако всё изложенное не значит, что познающего следует освободить от обязанности производить познание объективно. Независимо от того, к какой стороне декларативно отнесены должностные лица органов уголовного преследования, они должны надлежащим образом, в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, а также в соответствии с нормами морали и нравственности осуществлять порученную им деятельность, объективно и беспристрастно собирать, а затем исследовать и оценивать доказательства. Защитник, при современном положении уголовного судопроизводства России, — не альтернатива прокурору и следователю, ставить положение подсудимого (обвиняемого) в зависимость от профессиональных и нравственных качеств лишь одной стороны судебного разбирательства недопустимо.

Как известно, Концепцией судебной реформы, внесённой на рассмотрение Верховного Совета Президентом РСФСР ещё в 1991 г., помимо прочих, в числе основных называлась задача эффективной защиты прав личности и искоренения обвинительного уклона.

Интересно, что ст. 6 УПК РФ назначением уголовного судопроизводства называет лишь защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод, не упоминая об интересах государства и общества по обеспечению правопорядка. Однако даже в ст. 211 УПК РСФСР, действовавшего в иную историческую эпоху и закреплявшего, как принято считать, иные приоритеты, было установлено, что прокурор, помимо привлечения к уголовной ответственности лиц, виновных в совершении преступлений, обязан «строго следить за тем, чтобы ни один гражданин не подвергся незаконному и необоснованному привлечению к уголовной ответственности или иному незаконному ограничению в правах». Представляется, что и в действующем уголовно-процессуальном законе подобная формулировка не была бы лишней.

судья Нижневартовского городского суда

Тюменской области, кандидат юридических наук

«Законность», N 6, июнь 2012 г.

*(1) См., напр.: Головко Л.В. Новый УПК Российской Федерации в контексте сравнительного уголовно-процессуального права. — Государство и право, 2002, N 5, с. 52.

*(2) См.: Строгович М.С. Природа советского уголовного процесса и принцип состязательности. М., 1939, с. 49.

Добавить комментарий

Your Header Sidebar area is currently empty. Hurry up and add some widgets.