msknn.ru

После административного наказания идет уголовное

Установление уголовной ответственности за деяние взамен административной не отменяет исполнения ранее назначенного административного наказания

После административного наказания идет уголовное - картинка 1КС РФ восполнил правовой пробел, возникающий при криминализации административных проступков (Постановление КС РФ от 14 июля 2015 г. № 20-П «По делу о проверке конституционности части 2 статьи 1.7 и пункта 2 статьи 31.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с запросом мирового судьи судебного участка № 1 Выксунского судебного района Нижегородской области»). Речь идет о ситуациях, когда административная ответственность за то или иное правонарушение заменяется уголовной. Соответствующие статьи КоАП РФ при этом утрачивают силу.

Обычно судьи руководствуются в таких случаях правилом об обратной силе закона, смягчающего или отменяющего административную ответственность (ч. 2 ст. 1.7 КоАП РФ). КоАП РФ обязывает судью, орган или должностное лицо, вынесшие постановление об административном правонарушении, прекратить его исполнение, если устанавливающая административную ответственность норма утратила силу (п. 2 ст. 31.7 КоАП РФ).

КС РФ признал эти нормы неконституционными при условии, что отмена административной ответственности за конкретный проступок одновременно сопровождается криминализацией указанного деяния. Суд подчеркнул, что это не может свидетельствовать об отмене публично-правовой ответственности за такое деяние. Законодатель не только продолжает оценивать его как правонарушающее, но и считает возросшей степень его общественной опасности.

КС РФ добавил, что замена административной ответственности уголовной по своим последствиям принципиально не отличается от ужесточения административной ответственности: и в том, и в другом случае нет оснований прекращать исполнение постановления. Вместе с тем, Суд отметил, что исполнение постановления все-таки должно быть прекращено, если отсутствует хотя бы одно из следующих условий:

  • положения закона, отменяющие административную ответственность за конкретное деяние и вводящие за него уголовную ответственность, должны вступать в силу одновременно;
  • при трансформации состава административного правонарушения в состав преступления должна сохраняться ответственность именно за то деяние, за которое ранее предусматривалось административное наказание.

КС РФ не исключил также возможность включения в соответствующий закон переходных положений, регулирующих вопрос о продолжении исполнения ранее вынесенных постановлений о назначении административного наказания.

Установление уголовной ответственности за деяние взамен административной не отменяет исполнения ранее назначенного административного наказания

После административного наказания идет уголовное - картинка 1КС РФ восполнил правовой пробел, возникающий при криминализации административных проступков (Постановление КС РФ от 14 июля 2015 г. № 20-П «По делу о проверке конституционности части 2 статьи 1.7 и пункта 2 статьи 31.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с запросом мирового судьи судебного участка № 1 Выксунского судебного района Нижегородской области»). Речь идет о ситуациях, когда административная ответственность за то или иное правонарушение заменяется уголовной. Соответствующие статьи КоАП РФ при этом утрачивают силу.

Обычно судьи руководствуются в таких случаях правилом об обратной силе закона, смягчающего или отменяющего административную ответственность (ч. 2 ст. 1.7 КоАП РФ). КоАП РФ обязывает судью, орган или должностное лицо, вынесшие постановление об административном правонарушении, прекратить его исполнение, если устанавливающая административную ответственность норма утратила силу (п. 2 ст. 31.7 КоАП РФ).

КС РФ признал эти нормы неконституционными при условии, что отмена административной ответственности за конкретный проступок одновременно сопровождается криминализацией указанного деяния. Суд подчеркнул, что это не может свидетельствовать об отмене публично-правовой ответственности за такое деяние. Законодатель не только продолжает оценивать его как правонарушающее, но и считает возросшей степень его общественной опасности.

КС РФ добавил, что замена административной ответственности уголовной по своим последствиям принципиально не отличается от ужесточения административной ответственности: и в том, и в другом случае нет оснований прекращать исполнение постановления. Вместе с тем, Суд отметил, что исполнение постановления все-таки должно быть прекращено, если отсутствует хотя бы одно из следующих условий:

  • положения закона, отменяющие административную ответственность за конкретное деяние и вводящие за него уголовную ответственность, должны вступать в силу одновременно;
  • при трансформации состава административного правонарушения в состав преступления должна сохраняться ответственность именно за то деяние, за которое ранее предусматривалось административное наказание.

КС РФ не исключил также возможность включения в соответствующий закон переходных положений, регулирующих вопрос о продолжении исполнения ранее вынесенных постановлений о назначении административного наказания.

Фишку вам!

Рассмотрение проводилось по запросу мирового судьи Выксунского судебного района Нижегородской области, которому пришлось разбирать дело незадачливого бизнесмена Романа Огурцова. В 2014 году он был признан виновным в совершении административного правонарушения — организации и проведении азартных игр с использованием сети Интернет. При этом Огурцов был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, и как должностному лицу ему назначили штраф в размере 30 тысяч рублей.

После административного наказания идет уголовное - картинка 5

После административного наказания идет уголовное - картинка 5

Но вскоре вступили в силу изменения в законодательство РФ. Организация интернет-казино стала считаться уже не административным, а уголовным преступлением. Но административная ответственность за незаконные организацию и проведение азартных игр сохранилась только для юридических лиц. Российская правовая система предусматривает, что закон, улучшающий положение виновного, имеет обратную силу, а ухудшающий — нет. Огурцов счел, что новая редакция закона фактически отменила старую, и обратился в суд за прекращением исполнения наказания в связи с отменой административной ответственности за вмененное ему деяние. Мировой судья не смог определиться, так ли это, и разъяснения дал Конституционный суд РФ. В решении КС РФ, в частности, указано, что «законодательство не содержит прямого указания на то, как действуют во времени законы, отменяющие административную ответственность за те или иные деяния, если такая отмена одновременно сопровождается криминализацией указанных деяний».

Судебная практика исходит чаще всего из общего правила об обратной силе закона. Однако введение уголовной ответственности, то есть криминализация того или итого деяния, не может считаться устранением административной ответственности за него.

— Отмена законом административной ответственности за определенное деяние с одновременным переводом такого деяния под действие Уголовного кодекса РФ означает, что законодатель не только продолжает оценивать данное действие как правонарушающее, но и считает возросшей степень его общественной опасности, — указал КС РФ. — Отмена административной ответственности за конкретное деяние с его одновременной криминализацией по свои правовым последствиям от ужесточения административной ответственности принципиально не отличается. И в том, и в другом случае для прекращения исполнения судебного постановления нет оснований.

Как пояснил судья КС РФ Александр Кокотов, «основанием для прекращения исполнения постановления о назначении административного наказания может быть лишь такая отмена законом административной ответственности за определенное деяние, которая не сопряжена с одновременным введением уголовной ответственности за то же деяние». В то же время федеральный законодатель в случае криминализации определенных деяний вправе включить в соответствующий закон переходные положения, регламентирующие вопрос о продолжении исполнения ранее вынесенных постановлений о назначении административного наказания.

Фишку вам!

Рассмотрение проводилось по запросу мирового судьи Выксунского судебного района Нижегородской области, которому пришлось разбирать дело незадачливого бизнесмена Романа Огурцова. В 2014 году он был признан виновным в совершении административного правонарушения — организации и проведении азартных игр с использованием сети Интернет. При этом Огурцов был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, и как должностному лицу ему назначили штраф в размере 30 тысяч рублей.

После административного наказания идет уголовное - картинка 5

После административного наказания идет уголовное - картинка 5

Но вскоре вступили в силу изменения в законодательство РФ. Организация интернет-казино стала считаться уже не административным, а уголовным преступлением. Но административная ответственность за незаконные организацию и проведение азартных игр сохранилась только для юридических лиц. Российская правовая система предусматривает, что закон, улучшающий положение виновного, имеет обратную силу, а ухудшающий — нет. Огурцов счел, что новая редакция закона фактически отменила старую, и обратился в суд за прекращением исполнения наказания в связи с отменой административной ответственности за вмененное ему деяние. Мировой судья не смог определиться, так ли это, и разъяснения дал Конституционный суд РФ. В решении КС РФ, в частности, указано, что «законодательство не содержит прямого указания на то, как действуют во времени законы, отменяющие административную ответственность за те или иные деяния, если такая отмена одновременно сопровождается криминализацией указанных деяний».

Судебная практика исходит чаще всего из общего правила об обратной силе закона. Однако введение уголовной ответственности, то есть криминализация того или итого деяния, не может считаться устранением административной ответственности за него.

— Отмена законом административной ответственности за определенное деяние с одновременным переводом такого деяния под действие Уголовного кодекса РФ означает, что законодатель не только продолжает оценивать данное действие как правонарушающее, но и считает возросшей степень его общественной опасности, — указал КС РФ. — Отмена административной ответственности за конкретное деяние с его одновременной криминализацией по свои правовым последствиям от ужесточения административной ответственности принципиально не отличается. И в том, и в другом случае для прекращения исполнения судебного постановления нет оснований.

Как пояснил судья КС РФ Александр Кокотов, «основанием для прекращения исполнения постановления о назначении административного наказания может быть лишь такая отмена законом административной ответственности за определенное деяние, которая не сопряжена с одновременным введением уголовной ответственности за то же деяние». В то же время федеральный законодатель в случае криминализации определенных деяний вправе включить в соответствующий закон переходные положения, регламентирующие вопрос о продолжении исполнения ранее вынесенных постановлений о назначении административного наказания.

Привлечение лица к уголовной ответственности после привлечения его к административной ответственности за то же правонарушение

Анганзоров О., братский транспортный прокурор.

Статья 27 УПК обязывает прекратить уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого при наличии определенных оснований, перечень которых изложен в упомянутой статье и является исчерпывающим.

Так, согласно п. 5 ч. 1 ст. 27 уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого должно быть прекращено при наличии неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом не предусмотрено в качестве основания прекращения уголовного преследования наличие неотмененного постановления либо решения органов, указанных в разд. 3 КоАП, о привлечении виновного лица к административной ответственности за правонарушение по тому же факту.

Отсутствует такое основание и в ст. 24 УПК, обязывающей следователя, прокурора, судью при наличии неотмененного постановления либо решения органов, указанных в разд. 3 КоАП, о привлечении виновного лица к административной ответственности за правонарушение по тому же факту, вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, а возбужденное дело — прекратить. Таким образом, анализ указанных статей УПК РФ свидетельствует о том, что за одно и то же правонарушение наряду с административной ответственностью виновное физическое лицо может быть привлечено и к уголовной.

В то же время в соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при наличии, в том числе, и постановления о возбуждении уголовного дела. Таким образом, данная статья противоречит нормам УПК, так как в случае установления факта о наличии решения о привлечении лица к административной ответственности уже в ходе расследования уголовного дела, возбужденного по тому же факту, ст. ст. 24 и 27 УПК не предусматривают такого основания для прекращения уголовного дела или преследования, как наличие неотмененного постановления об административном правонарушении.

Об отсутствии регламентации в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве вопроса о возможности возбуждения уголовного дела в зависимости от ранее принятых решений о привлечении лиц, совершивших преступление, к другим видам ответственности упоминается в информационном письме заместителя Генерального прокурора РФ от 5 июня 2008 г. N 36-42-08 о практике взаимодействия органов предварительного расследования с налоговыми органами по вопросам привлечения индивидуальных предпринимателей к уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений.

Думается, что с целью конкретизации принципа невозможности привлечения к различным видам ответственности за одно и то же правонарушение, в том числе и к уголовной, в ст. 24 УПК следует включить дополнительное основание прекращения и отказа в возбуждении уголовного дела: «наличие по одному и тому же факту неотмененного постановления или решения суда, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях», а п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК после слов «либо об отказе в возбуждении уголовного дела» дополнить словами: «а также наличие по данному факту неотмененного постановления или решения о привлечении к административной ответственности судом, органом, должностным лицом, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях», исключив прокурора как субъекта, правомочного выносить постановления о прекращении уголовного дела.

Привлечение лица к уголовной ответственности после привлечения его к административной ответственности за то же правонарушение

Анганзоров О., братский транспортный прокурор.

Статья 27 УПК обязывает прекратить уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого при наличии определенных оснований, перечень которых изложен в упомянутой статье и является исчерпывающим.

Так, согласно п. 5 ч. 1 ст. 27 уголовное преследование в отношении подозреваемого или обвиняемого должно быть прекращено при наличии неотмененного постановления органа дознания, следователя или прокурора о прекращении уголовного дела по тому же обвинению либо об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом не предусмотрено в качестве основания прекращения уголовного преследования наличие неотмененного постановления либо решения органов, указанных в разд. 3 КоАП, о привлечении виновного лица к административной ответственности за правонарушение по тому же факту.

Отсутствует такое основание и в ст. 24 УПК, обязывающей следователя, прокурора, судью при наличии неотмененного постановления либо решения органов, указанных в разд. 3 КоАП, о привлечении виновного лица к административной ответственности за правонарушение по тому же факту, вынести постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, а возбужденное дело — прекратить. Таким образом, анализ указанных статей УПК РФ свидетельствует о том, что за одно и то же правонарушение наряду с административной ответственностью виновное физическое лицо может быть привлечено и к уголовной.

В то же время в соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое производство подлежит прекращению при наличии, в том числе, и постановления о возбуждении уголовного дела. Таким образом, данная статья противоречит нормам УПК, так как в случае установления факта о наличии решения о привлечении лица к административной ответственности уже в ходе расследования уголовного дела, возбужденного по тому же факту, ст. ст. 24 и 27 УПК не предусматривают такого основания для прекращения уголовного дела или преследования, как наличие неотмененного постановления об административном правонарушении.

Об отсутствии регламентации в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве вопроса о возможности возбуждения уголовного дела в зависимости от ранее принятых решений о привлечении лиц, совершивших преступление, к другим видам ответственности упоминается в информационном письме заместителя Генерального прокурора РФ от 5 июня 2008 г. N 36-42-08 о практике взаимодействия органов предварительного расследования с налоговыми органами по вопросам привлечения индивидуальных предпринимателей к уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений.

Думается, что с целью конкретизации принципа невозможности привлечения к различным видам ответственности за одно и то же правонарушение, в том числе и к уголовной, в ст. 24 УПК следует включить дополнительное основание прекращения и отказа в возбуждении уголовного дела: «наличие по одному и тому же факту неотмененного постановления или решения суда, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях», а п. 5 ч. 1 ст. 27 УПК после слов «либо об отказе в возбуждении уголовного дела» дополнить словами: «а также наличие по данному факту неотмененного постановления или решения о привлечении к административной ответственности судом, органом, должностным лицом, уполномоченными рассматривать дела об административных правонарушениях», исключив прокурора как субъекта, правомочного выносить постановления о прекращении уголовного дела.

Добавить комментарий

Your Header Sidebar area is currently empty. Hurry up and add some widgets.