msknn.ru

Моральный вред незаконное уголовное преследование

За незаконное уголовное преследование предлагается установить минимальный размер компенсации морального вреда

Моральный вред незаконное уголовное преследование - картинка 1
jinga80 / Depositphotos.com

В Госдуму сегодня поступил законопроект, который направлен на устранение последствий морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, незаконным лишением свободы, и на предупреждение указанных действий. Так, Гражданский кодекс предлагается 1 дополнить новой ст. 1101.1, в которой предусмотреть установление судом компенсации морального вреда, причиненного гражданину в результате:

  • незаконного уголовного преследования на стадии предварительного расследования и судебного следствия без применения меры пресечения – не ниже 1 тыс. руб. за каждый день такого уголовного преследования;
  • незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу, а также назначения наказания в виде лишения свободы, применения мер медицинского характера и применения мер воспитательного воздействия – не ниже 15 тыс. руб. за каждый день заключения под стражу либо лишения свободы;
  • незаконного применения в качестве меры пресечения подписки о невыезде, запрета определенных действий либо домашнего ареста – не ниже 5 тыс. руб. за каждый день применения меры пресечения.

Указанные размеры компенсации предлагается ежегодно индексировать в соответствии с уровнем инфляции.

Кроме того, помимо определения минимального размера компенсации морального вреда для указанных случаев, авторы считают необходимым их учитывать при определении характера физических и нравственных страданий, причиненных потерпевшему, а также оценку судом таких страданий основывать на результатах назначенной судебной экспертизы. Соответствующие поправки планируется внести в ст. 1101 ГК РФ. Ожидается, что принятие законопроекта поспособствует гуманизации, повышению ответственности и укреплению эффективности правосудия.

Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Правительство РФ представило отрицательный отзыв на законопроект, указав, что действующим законодательством достаточно полно регламентированы общие принципы и нормы при определении размера компенсации морального вреда. «Указание в законопроекте на конкретные стадии уголовного преследования (предварительного расследования и судебного следствия) сужает понятие уголовного преследования применительно к праву граждан на получение компенсации при незаконности такого преследования», – говорится в отзыве.

Кроме того, отмечено, что проектируемая норма о компенсации морального вреда в результате незаконного применения мер медицинского характера и воспитательного воздействия не соотносится с ее дальнейшим содержанием, согласно которому расчет компенсации (как следует из проекта) может быть проведен лишь за каждый день заключения под стражу или лишения свободы. Кабинет министров также указал, что причин, по которым минимальные размеры компенсации морального вреда при назначении наказаний, не связанных с лишением свободы, не применяются, – не приведено. Также обращено внимание на отсутствие в пояснительной записке к законопроекту источников и порядка исполнения нового вида расходных обязательств РФ, связанных с проведением экспертизы.

За незаконное уголовное преследование предлагается установить минимальный размер компенсации морального вреда

Моральный вред незаконное уголовное преследование - картинка 1
jinga80 / Depositphotos.com

В Госдуму сегодня поступил законопроект, который направлен на устранение последствий морального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием, незаконным лишением свободы, и на предупреждение указанных действий. Так, Гражданский кодекс предлагается 1 дополнить новой ст. 1101.1, в которой предусмотреть установление судом компенсации морального вреда, причиненного гражданину в результате:

  • незаконного уголовного преследования на стадии предварительного расследования и судебного следствия без применения меры пресечения – не ниже 1 тыс. руб. за каждый день такого уголовного преследования;
  • незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу, а также назначения наказания в виде лишения свободы, применения мер медицинского характера и применения мер воспитательного воздействия – не ниже 15 тыс. руб. за каждый день заключения под стражу либо лишения свободы;
  • незаконного применения в качестве меры пресечения подписки о невыезде, запрета определенных действий либо домашнего ареста – не ниже 5 тыс. руб. за каждый день применения меры пресечения.

Указанные размеры компенсации предлагается ежегодно индексировать в соответствии с уровнем инфляции.

Кроме того, помимо определения минимального размера компенсации морального вреда для указанных случаев, авторы считают необходимым их учитывать при определении характера физических и нравственных страданий, причиненных потерпевшему, а также оценку судом таких страданий основывать на результатах назначенной судебной экспертизы. Соответствующие поправки планируется внести в ст. 1101 ГК РФ. Ожидается, что принятие законопроекта поспособствует гуманизации, повышению ответственности и укреплению эффективности правосудия.

Все важные документы и новости о коронавирусе COVID-19 – в ежедневной рассылке Подписаться

Правительство РФ представило отрицательный отзыв на законопроект, указав, что действующим законодательством достаточно полно регламентированы общие принципы и нормы при определении размера компенсации морального вреда. «Указание в законопроекте на конкретные стадии уголовного преследования (предварительного расследования и судебного следствия) сужает понятие уголовного преследования применительно к праву граждан на получение компенсации при незаконности такого преследования», – говорится в отзыве.

Кроме того, отмечено, что проектируемая норма о компенсации морального вреда в результате незаконного применения мер медицинского характера и воспитательного воздействия не соотносится с ее дальнейшим содержанием, согласно которому расчет компенсации (как следует из проекта) может быть проведен лишь за каждый день заключения под стражу или лишения свободы. Кабинет министров также указал, что причин, по которым минимальные размеры компенсации морального вреда при назначении наказаний, не связанных с лишением свободы, не применяются, – не приведено. Также обращено внимание на отсутствие в пояснительной записке к законопроекту источников и порядка исполнения нового вида расходных обязательств РФ, связанных с проведением экспертизы.

Возместить моральный вред: сколько стоит незаконное уголовное преследование

Моральный вред незаконное уголовное преследование - картинка 5

Если уголовное дело завершилось оправдательным приговором или уголовное преследование было прекращено по реабилитирующим основаниям в стадии предварительного расследования, то пострадавший вправе взыскать имущественный и моральный вред. Размер компенсации полностью зависит от усмотрения суда. Поэтому единой практики нет.

Моральный вред незаконное уголовное преследование - картинка 6

Так, Свердловский районный суд Перми и Пермский краевой суд взыскали с Минфина в пользу подозреваемого, который провел под стражей почти 14 месяцев, компенсацию морального вреда в размере 1,4 млн руб., или около 3300 руб. в день (№ 33-14608/2019). Суд учел в том числе то, что человек был болен с детства, а в СИЗО его здоровье значительно ухудшилось. Его жена вместе с малолетним ребенком лишилась средств к существованию. Более скромную сумму – 450 000 руб. – получил за девять месяцев под стражей бывший студент колледжа по решению Ильинского районного суда Пермского края. При этом суд учел, что его отчислили с первого курса (№ 2-329/2016, № 33-9548/2016).

Некоторые суды присуждают более низкие компенсации – не сотни, а десятки тысяч рублей. Один человек потребовал 1 млн руб. за незаконное привлечение к ответственности. В отношении него возбудили два уголовных дела, но потом признали, что в его действиях нет признаков составов преступлений. Но Красновишерский районный суд Пермского края оценил моральный вред за это в 90 000 руб. (№ 2-453/2016, № 33-15890/2016). За необоснованную подписку о невыезде Заводский районный суд г. Кемерово присудил выплатить 50 000 руб. (№ 2-181/2019).

Но больше всех «отличился» Замоскворецкий суд Москвы, решение которого поддержал Московский городской суд (№ 02-3193/2019, № 33-12292/2020), в деле студента Никиты Костина. Его обвинили в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 162 УК). Но в итоге прокурор признал, что Костин к преступлению не был причастен, и отказался от обвинения. За студентом признали право на реабилитацию и освободили. Хотя Костин требовал 4 млн руб., в его пользу взыскали всего 10 000 руб. за полтора года в СИЗО, или 20 руб. в день.

Моральный вред незаконное уголовное преследование - картинка 7

Единственная устоявшаяся тенденция – значительное снижение выплат: 3000 руб. вместо 1,5 млн руб. (№ 2-744/2018), 38 000 руб. вместо 300 000 руб. (№ 2-5326/2017). При этом пострадавшие содержались под стражей. Выходит, что в судебной практике нет четкой зависимости между длительностью сроков преследования и размером компенсаций.

Младший партнер Адвокатское бюро «ЗКС» Адвокатское бюро «ЗКС» Федеральный рейтинг. группа Уголовное право 14 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 48 место По выручке Профайл компании × Анастасия Лукьянова

«Снижая размер компенсации в десятки раз, суды лишь перечисляют соответствующие нормы гражданского законодательства и никак не мотивируют свои выводы», – отмечает адвокат Алексей Ануфриенко, советник АБ Казаков и партнеры Казаков и партнеры Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Уголовное право 22 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 22 место По количеству юристов 37 место По выручке Профайл компании × .

При этом Верховный суд еще в 2018 году присудил в пользу оправданного по уголовному делу 2,3 млн руб. из расчета 2000 руб. за день содержания под стражей. Истца безосновательно обвинили в совершении тяжкого преступления (покушение на убийство) и продержали в СИЗО три года и два месяца (№ 78-КГ18-38). Свою позицию ВС аргументировал практикой Европейского суда по правам человека, который присудил заявителям значительные суммы компенсации морального вреда – от €2000 до €18 000 (например, дело «Ананьев и другие против Российской Федерации» и «Щербаков против Российской Федерации»). «Поэтому размер компенсации из расчета 2000 руб. за один день содержания под стражей следует считать ориентиром при заявлении соответствующих исковых требований», – отметил Ануфриенко.

Моральный вред незаконное уголовное преследование - картинка 8

Практика такова, что получить серьезную компенсацию в судах первой и апелляционной инстанций крайне трудно. Шансы несколько повышаются, если дойти до ВС. Но зачастую последней инстанцией для защиты прав реабилитированных остается ЕСПЧ.

Евгений Розенблат, адвокат МКА Князев и партнеры Князев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право ×

Адвокат адвокатской конторы Бородин и Партнеры Бородин и Партнеры Региональный рейтинг. × Ольга Туренко считает необходимым на законодательном уровне определить критерии размера компенсации морального вреда. «Судебный акт выносится от имени государства, он не должен полностью зависеть от субъективного мнения судьи. Иначе в практике будет неравенство по этой категории дел», – объясняет Туренко. С 2019 года на рассмотрении Госдумы был Законопроект № 729341-7 «О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации в части установления минимального размера компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование». Он предлагает установить 15 000 руб. в день в качестве минимального размера компенсации за незаконное заключение под стражу и лишение свободы, а также не менее 5000 руб. в день за незаконные меры пресечения, не связанные с изоляцией от общества. Но законопроект получил отрицательное заключение правительства и оказался в архиве.

Как добиться возмещения

При определении размера компенсации суды учитывают степень и характер физических и нравственных страданий, продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения и другие обстоятельства (п. 21 Постановления Пленума ВС от 29 ноября 2011 № 17).

Поэтому при подготовке искового заявления нужно:

  • подробно, детально и убедительно раскрывать характер, объем и длительность причиненных нравственных страданий. «Зачастую суды ждут от истцов конкретных доказательств причинения им морального вреда, хотя в силу закона нравственные и физические страдания при незаконном уголовном преследовании являются общеизвестным фактом и не требуют доказывания», – говорит Ануфриенко;
  • описать личность истца. Например, сведения о том, что он раньше работал и никогда не привлекался к уголовной ответственности;
  • составлять и приобщать письменные объяснения по каждому спорному обстоятельству;
  • описывать, как уголовное преследование повлияло на жизнь и здоровье истца и его близких. «И без канцелярщины», – добавляет Розенблат;
  • приобщать по максимуму медицинские документы;
  • использовать свидетельские показания. При необходимости приобщать протоколы опросов, проведенных адвокатом в порядке пп. 2 п. 3 ст. 6 закона об адвокатской деятельности и адвокатуре;
  • добавить ссылки на нормы международного права и практику ЕСПЧ.

Моральный вред незаконное уголовное преследование - картинка 10

Чтобы добиться максимальной выплаты, надо доказать, что незаконное заключение под стражу помешало человеку содержать тех, кто находится на его иждивении: детей, нетрудоспособных родителей и т. д.

Алексей Добрынин, управляющий партнер санкт-петербургского офиса Pen & Paper

Возместить моральный вред: сколько стоит незаконное уголовное преследование

Моральный вред незаконное уголовное преследование - картинка 5

Если уголовное дело завершилось оправдательным приговором или уголовное преследование было прекращено по реабилитирующим основаниям в стадии предварительного расследования, то пострадавший вправе взыскать имущественный и моральный вред. Размер компенсации полностью зависит от усмотрения суда. Поэтому единой практики нет.

Моральный вред незаконное уголовное преследование - картинка 6

Так, Свердловский районный суд Перми и Пермский краевой суд взыскали с Минфина в пользу подозреваемого, который провел под стражей почти 14 месяцев, компенсацию морального вреда в размере 1,4 млн руб., или около 3300 руб. в день (№ 33-14608/2019). Суд учел в том числе то, что человек был болен с детства, а в СИЗО его здоровье значительно ухудшилось. Его жена вместе с малолетним ребенком лишилась средств к существованию. Более скромную сумму – 450 000 руб. – получил за девять месяцев под стражей бывший студент колледжа по решению Ильинского районного суда Пермского края. При этом суд учел, что его отчислили с первого курса (№ 2-329/2016, № 33-9548/2016).

Некоторые суды присуждают более низкие компенсации – не сотни, а десятки тысяч рублей. Один человек потребовал 1 млн руб. за незаконное привлечение к ответственности. В отношении него возбудили два уголовных дела, но потом признали, что в его действиях нет признаков составов преступлений. Но Красновишерский районный суд Пермского края оценил моральный вред за это в 90 000 руб. (№ 2-453/2016, № 33-15890/2016). За необоснованную подписку о невыезде Заводский районный суд г. Кемерово присудил выплатить 50 000 руб. (№ 2-181/2019).

Но больше всех «отличился» Замоскворецкий суд Москвы, решение которого поддержал Московский городской суд (№ 02-3193/2019, № 33-12292/2020), в деле студента Никиты Костина. Его обвинили в разбое, совершенном группой лиц по предварительному сговору (ч. 2 ст. 162 УК). Но в итоге прокурор признал, что Костин к преступлению не был причастен, и отказался от обвинения. За студентом признали право на реабилитацию и освободили. Хотя Костин требовал 4 млн руб., в его пользу взыскали всего 10 000 руб. за полтора года в СИЗО, или 20 руб. в день.

Моральный вред незаконное уголовное преследование - картинка 7

Единственная устоявшаяся тенденция – значительное снижение выплат: 3000 руб. вместо 1,5 млн руб. (№ 2-744/2018), 38 000 руб. вместо 300 000 руб. (№ 2-5326/2017). При этом пострадавшие содержались под стражей. Выходит, что в судебной практике нет четкой зависимости между длительностью сроков преследования и размером компенсаций.

Младший партнер Адвокатское бюро «ЗКС» Адвокатское бюро «ЗКС» Федеральный рейтинг. группа Уголовное право 14 место По выручке на юриста (менее 30 юристов) 48 место По выручке Профайл компании × Анастасия Лукьянова

«Снижая размер компенсации в десятки раз, суды лишь перечисляют соответствующие нормы гражданского законодательства и никак не мотивируют свои выводы», – отмечает адвокат Алексей Ануфриенко, советник АБ Казаков и партнеры Казаков и партнеры Федеральный рейтинг. группа Антимонопольное право (включая споры) группа Банкротство (включая споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Уголовное право 22 место По выручке на юриста (более 30 юристов) 22 место По количеству юристов 37 место По выручке Профайл компании × .

При этом Верховный суд еще в 2018 году присудил в пользу оправданного по уголовному делу 2,3 млн руб. из расчета 2000 руб. за день содержания под стражей. Истца безосновательно обвинили в совершении тяжкого преступления (покушение на убийство) и продержали в СИЗО три года и два месяца (№ 78-КГ18-38). Свою позицию ВС аргументировал практикой Европейского суда по правам человека, который присудил заявителям значительные суммы компенсации морального вреда – от €2000 до €18 000 (например, дело «Ананьев и другие против Российской Федерации» и «Щербаков против Российской Федерации»). «Поэтому размер компенсации из расчета 2000 руб. за один день содержания под стражей следует считать ориентиром при заявлении соответствующих исковых требований», – отметил Ануфриенко.

Моральный вред незаконное уголовное преследование - картинка 8

Практика такова, что получить серьезную компенсацию в судах первой и апелляционной инстанций крайне трудно. Шансы несколько повышаются, если дойти до ВС. Но зачастую последней инстанцией для защиты прав реабилитированных остается ЕСПЧ.

Евгений Розенблат, адвокат МКА Князев и партнеры Князев и партнеры Федеральный рейтинг. группа Уголовное право ×

Адвокат адвокатской конторы Бородин и Партнеры Бородин и Партнеры Региональный рейтинг. × Ольга Туренко считает необходимым на законодательном уровне определить критерии размера компенсации морального вреда. «Судебный акт выносится от имени государства, он не должен полностью зависеть от субъективного мнения судьи. Иначе в практике будет неравенство по этой категории дел», – объясняет Туренко. С 2019 года на рассмотрении Госдумы был Законопроект № 729341-7 «О внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации в части установления минимального размера компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование». Он предлагает установить 15 000 руб. в день в качестве минимального размера компенсации за незаконное заключение под стражу и лишение свободы, а также не менее 5000 руб. в день за незаконные меры пресечения, не связанные с изоляцией от общества. Но законопроект получил отрицательное заключение правительства и оказался в архиве.

Как добиться возмещения

При определении размера компенсации суды учитывают степень и характер физических и нравственных страданий, продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения и другие обстоятельства (п. 21 Постановления Пленума ВС от 29 ноября 2011 № 17).

Поэтому при подготовке искового заявления нужно:

  • подробно, детально и убедительно раскрывать характер, объем и длительность причиненных нравственных страданий. «Зачастую суды ждут от истцов конкретных доказательств причинения им морального вреда, хотя в силу закона нравственные и физические страдания при незаконном уголовном преследовании являются общеизвестным фактом и не требуют доказывания», – говорит Ануфриенко;
  • описать личность истца. Например, сведения о том, что он раньше работал и никогда не привлекался к уголовной ответственности;
  • составлять и приобщать письменные объяснения по каждому спорному обстоятельству;
  • описывать, как уголовное преследование повлияло на жизнь и здоровье истца и его близких. «И без канцелярщины», – добавляет Розенблат;
  • приобщать по максимуму медицинские документы;
  • использовать свидетельские показания. При необходимости приобщать протоколы опросов, проведенных адвокатом в порядке пп. 2 п. 3 ст. 6 закона об адвокатской деятельности и адвокатуре;
  • добавить ссылки на нормы международного права и практику ЕСПЧ.

Моральный вред незаконное уголовное преследование - картинка 10

Чтобы добиться максимальной выплаты, надо доказать, что незаконное заключение под стражу помешало человеку содержать тех, кто находится на его иждивении: детей, нетрудоспособных родителей и т. д.

Алексей Добрынин, управляющий партнер санкт-петербургского офиса Pen & Paper

Незаконное (необоснованное) уголовное преследование. Какую компенсацию может получить пострадавший

Незаконным (необоснованным) уголовным преследованием признаются действия со стороны органов власти или должностных лиц в отношении заведомо невиновного лица. Например: привлечение заведомо невиновного человека к уголовной ответственности, незаконное задержание, заключение или содержание под стражей, принуждение к даче показаний, фальсификация доказательств и др.

Подобные дела не редкость, из недавних примеров можно вспомнить журналиста Ивана Голунова и общественного деятеля Мартина Кочесоко. Каждому из них были выдвинуты обвинения по ст. 228 УК РФ «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств…».

Согласно Конституции, пострадавшее лицо имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (Ст. 53 Конституции РФ).

Непосредственно же порядок реабилитации пострадавшего и возмещения вреда, причинённого уголовным преследованием, регулирует Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

В статье 133 УПК РФ закреплено, что жертвы, подвергшиеся незаконному уголовному преследованию, могут воспользоваться правом на реабилитацию, которое включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Актуальность темы в том, что сейчас в России не существует минимального или максимального размера компенсации морального вреда. Нет и методики для их оценки, это каждый раз определяется судом. Например, жителю Калининграда удалось отсудить 1 миллион рублей компенсации морального ущерба за то, что год он провёл в СИЗО. Но этот пример скорее исключение из правил, зачастую в России, присуждаются гораздо меньшие суммы.

За рубежом практика противоположная. При обращении в Европейский Суд по Правам Человека человек может рассчитывать на более высокую сумму по сравнению с выплатами в РФ, особенно если он прошёл через тяжёлые условия, например ждал решения суда в следственном изоляторе. Так, в 2019 году, ЕСПЧ обязал Минфин РФ выплатить жителю Башкирии Рудику Минибаеву, которого полицейские пытками вынудили признать вину 25 350 Евро.

В июне 2019 года группа депутатов фракции «Справедливая Россия» внесла на рассмотрение Госдумы законопроект, которым предлагается ввести компенсации за незаконное уголовное преследование и лишение свободы граждан. Депутаты предлагают установить в Гражданском кодексе унифицированный размер компенсации за необоснованное привлечение гражданина к уголовной ответственности.

Например, за один день незаконного преследования предлагается выплачивать как минимум 1 тыс. руб., «за день лишения свободы и помещения в СИЗО – не ниже 15 тыс. руб., за применение иных мер пресечения – не ниже 5 тыс. руб.». В настоящий момент инициатива на рассмотрении.

Незаконное (необоснованное) уголовное преследование. Какую компенсацию может получить пострадавший

Незаконным (необоснованным) уголовным преследованием признаются действия со стороны органов власти или должностных лиц в отношении заведомо невиновного лица. Например: привлечение заведомо невиновного человека к уголовной ответственности, незаконное задержание, заключение или содержание под стражей, принуждение к даче показаний, фальсификация доказательств и др.

Подобные дела не редкость, из недавних примеров можно вспомнить журналиста Ивана Голунова и общественного деятеля Мартина Кочесоко. Каждому из них были выдвинуты обвинения по ст. 228 УК РФ «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств…».

Согласно Конституции, пострадавшее лицо имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (Ст. 53 Конституции РФ).

Непосредственно же порядок реабилитации пострадавшего и возмещения вреда, причинённого уголовным преследованием, регулирует Уголовно-процессуальный кодекс РФ.

В статье 133 УПК РФ закреплено, что жертвы, подвергшиеся незаконному уголовному преследованию, могут воспользоваться правом на реабилитацию, которое включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

Актуальность темы в том, что сейчас в России не существует минимального или максимального размера компенсации морального вреда. Нет и методики для их оценки, это каждый раз определяется судом. Например, жителю Калининграда удалось отсудить 1 миллион рублей компенсации морального ущерба за то, что год он провёл в СИЗО. Но этот пример скорее исключение из правил, зачастую в России, присуждаются гораздо меньшие суммы.

За рубежом практика противоположная. При обращении в Европейский Суд по Правам Человека человек может рассчитывать на более высокую сумму по сравнению с выплатами в РФ, особенно если он прошёл через тяжёлые условия, например ждал решения суда в следственном изоляторе. Так, в 2019 году, ЕСПЧ обязал Минфин РФ выплатить жителю Башкирии Рудику Минибаеву, которого полицейские пытками вынудили признать вину 25 350 Евро.

В июне 2019 года группа депутатов фракции «Справедливая Россия» внесла на рассмотрение Госдумы законопроект, которым предлагается ввести компенсации за незаконное уголовное преследование и лишение свободы граждан. Депутаты предлагают установить в Гражданском кодексе унифицированный размер компенсации за необоснованное привлечение гражданина к уголовной ответственности.

Например, за один день незаконного преследования предлагается выплачивать как минимум 1 тыс. руб., «за день лишения свободы и помещения в СИЗО – не ниже 15 тыс. руб., за применение иных мер пресечения – не ниже 5 тыс. руб.». В настоящий момент инициатива на рассмотрении.

Добавить комментарий

Your Header Sidebar area is currently empty. Hurry up and add some widgets.